Епископ Дионисий: «Я не уверен, что это — грех»

Posted by pathfinder on 11 апреля, 2011
Без рубрики

Епископ Дионисий
Епископ одной из независимых православных церквей Дионисий Батарчук стал скандально известен после того, как вместе с другим, не менее „свободным“ епископом возглавил первую в Москве, да и в России, православную общину для геев и лесбиянок. Как отец Дионисий объясняет свою деятельность в свете христианского вероучения, как у него получается совместить Писание и факты благословения однополых браков в его церкви — обо всем этом мы и разговаривали в течение часа. Читателям Baznica.Info предлагается практически полная стенограмма этого нелегкого разговора. Выводы делайте сами.

Прежде всего хотелось бы узнать подробнее вашу духовную биографию. Где вы были рукоположены?

Можно начать даже немного раньше рукоположения. Крещен я был в 18 лет. таинство было совершено уже в осознанном возрасте, более того — это был мой личный сознательный выбор. Семья у меня никогда не была религиозной. У нас была обычная интеллигентная семья, оба родители журналисты — такая у нас семейная традиция. В роду у меня были раввины в Самаре, причем несколько человек. Возможно их молитвами я к вере и пришел. После крещения я стал глубоко погружаться в церковную жизнь, что для православия в целом далеко не характерно. Обычно люди крестятся и потом время от времени приходят в церковь. Спустя некоторое время по благословению протоиерея Артемия Владимирова поступил в Свято-Тихоновский богословский гуманитарный университет. На третьем курсе этого заведения я был рукоположен в диакона и священника архиепископом Можайским Григорием по благословению митрополита Ювеналия, управляющего Московской епархией. В качестве священника был назначен настоятелем общины во имя Святителя Тихона патриарха Всероссийского и в поселке Московский, что по Киевской трассе не доезжая до Внуково, построил храм. Мое апостольское преемство, как священника, идет через священноначалие Московской Патриархии. Закончил свое служение в этой церкви я в чине благочинного церквей Каширского округа и в начале 2000-х годов подал прошение об почислении меня за штат по соображениям больше совести, нежели каноническим. То есть не меня удалили за штат, это была моя инициатива. Какое-то время находился в свободном плавании, молился, причащался в храмах у своих друзей-священников. После чего, благодаря священнику Якову Кротову, постоянной слушательницей которого является моя мать, я влился в его общину, участвуя в ее литургической жизни, не как священник, а наравне с остальными прихожанами. Пообщался с митрополитом Виталием (Кужеватовым) и отцом Глебом Якуниным, чем-то их заинтересовал. Но тем не менее, моя деятельность в качестве священника сводилась к сослужению и я так и не вошел официально в клир АПЦ. Но, благодаря АПЦ, я познакомился с архиепископом Алексеем Скрыпниковым-Дардаки, с которым мы мало того, что одногодки, так еще и опыт церковного служения у нас очень близкий. Он также в 90-е годы рукоположился в РПЦ МП, имел богатый пастырский и административный опыт. Даже одно время был причастен к деятельности Отдела Внешних церковных сношений, благодаря чему поездил по Европе. В епископы его рукополагали митрополит Виталий Кужеватов и митрополит Кириак Тимерциди, а сослужил им митрополит Стефан Линницкий. Не найдя себя в АПЦ он оставил ее и уехал в Болгарию, где участвовал в создании независимой болгарской православной церкви. Вместе с представителями либерального болгарского духовенства они создали и зарегистрировали церковь с достаточно пафосным названием, но тут надо понимать балканский менталитет. Называется она Апостольская Экуменическая Христианская церковь. Епископа для этой церкви рукополагал архиепископ Алексий в сослужении с англиканским епископом. Через пять лет Владыка вернулся на Родину, в Россию, где мы с ним и познакомились. Общаясь с ним достаточно тесно, мы поняли, что у нас есть много общего, есть желание создать христианское служение.

Но почему именно гомосексуалы? Почему не другие маргинальные группы?

Это, в общем, не наша инициатива. К Владыке Алексею обратился один человек, который рассказал ему свою историю. на глазах этого молодого человека некие экстремисты убили его друга. Это произвело на него такое жуткое впечатление, что сейчас этот человек сильно болен, у него на нервной почве развился инсулинозависимый диабет. Этот молодой человек оказался геем. Владыка начал общаться с ним и людьми из его окружения. Так образовалась религиозная группа людей, ищущих Бога. У каждого была своя история и каждый не смог найти себя в лоне официальных церквей, в частности в Московской патриархии. После этого были события, которые мы сейчас условно называем „гей-парадом“ в Москве, который не был разрешен. Я имею ввиду события, когда ребята несли петицию в Московскую мэрию и были атакованы экстремистами. Владыка Алексей после этого выступил на конференции, где сказал, что люди, которые проявили агрессию в отношении нетрадиционно-ориентированных меньшинств — это далеко не вся церковь и, что не все христиане относятся к ним, как к неким изгоям, которых надо мочить, убивать и преследовать. После этого выступления на Владыку Алексей вышли люди с определенными инициативами, мы стали встречаться и разговаривать. что меня удивило, так это то, что люди действительно очень искренние. Обыватель не очень себе представляет, кто такой — человек нетрадиционной ориентации. У нас имеются достаточно пошлые стереотипы, что это такие „трансформеры“, которые наряжаются в парики и на платформах разъезжают по европейским городам с карнавальным размахом. На самом деле по жизни, по крайней мере те люди, с которыми мы общаемся, они крайне скромные, можно сказать даже невзрачные. Это люди с большой душевной травмой, причем не потому, что к ним общество так относится. Они себя даже и не позиционируют и не говорят вслух. но рано или поздно это становится ясным. От многих отказались родители, после того, как узнали, что их дети не такие, как все. Многие потеряли работу и даже были вынуждены менять место жительства. Среди тех, с кем мы общаемся, много иногородних, потому что Москва все же мегаполис, а вот там, где они жили раньше, стало просто опасно находиться. Эти люди действительно стали изгоями. Часть людей просто не очень понимают, что с ними происходит и кто они такие, почему они такие. То есть, нельзя сказать, что вовсе не пресыщенные люди, пытающиеся реализовать себя в извращениях. Это юные люди, многие из которых вообще не имеют опыта плотской любви. Поэтому было бы упрощением просто сказать им „покайтесь и Бог вас выведет“. Тут огромное поле для и психологической, и психиатрической и пастырской работы. Не надо думать, что два епископа только и делают, что зарабатывают деньги направо и налево венчая однополые браки. На самом деле ничего похожего нет. Никаких денег и спонсоров нет.

А браков?

Браки… я не знаю. Если вы спрашиваете лично меня, то я не думаю, что это брак. Я понимаю, что ноги растут из информации о том, что было совершено некое браковенчание. Конечно же ни о каком браке тут речи идти не может, потому что брак это совершенно сложившееся культурное явление. Это союз мужчины и женщины, подразумевающий еще и рождение детей. Здесь нет никакого брака в нашем классическом его понимании. Тем не менее некое молитвословие с обращением к Богу о благословении совместной жизни однополых людей было.

Библия совершенно четко осуждает сожительство однополых людей. Как же можно ожидать благословения от Бога на то, что Он явным образом осуждает?

Тут вот в чем дело. Мы не собираемся заниматься ревизией библейских текстов, оставляя что-то для себя, а что не подходит — то вычеркивать. мы Библию принимаем во всей ее полноте. Но тем не менее мы прекрасно понимаем, что Ветхий Завет — это все же одно богословие, а Новый — совершенно иное, а помнить о том, что весь закон и пророки сводятся к одной заповеди — о любви, это уже нечто третье. Дело в том, что если традиционно подходить к библейским текстам достаточно просто слов апостола Павла, что мужеложники, наравне с остальными многочисленными группами грешников, Царства Божьего не наследуют. Но Евангелие — это не какая-то классификация людей, которые в Царство Божие, или не входят туда. Мы же не занимаемся пропагандой гомосексуализма. Мы пытаемся разобраться, вместе с этими людьми, что это такое.

Может быть стоит сначала разобраться, а потому уже предпринимать к обрядовым действиям, или вводить что-то в пастырскую практику?

Нет, ну конечно это не венчание было. даже с обрядовой стороны.

Но мы говорим о благословении на блуд, давайте вещи называть своими именами.

Давайте тогда дадим определение, что такое блуд!

Секс вне брака.

Нет, блуд это не секс вне брака. Блуд — это беспорядочные половые связи. Это отсутствие верности.

Вы путаете с прелюбодеянием. Секс помимо брака — есть прелюбодеяние, а при отсутствии брака — блуд.

Хорошо, допустим, тогда надо потрудиться еще немного расставить точки над "i". Мои родители жили много много десятков лет вместе. они были зарегистрированы в органах ЗАГСа. Они не были даже крещены. После того, как они крестились и уже на закате собственной жизни, они к тому же и повенчались. При этом они хранили всю жизнь верность друг другу. Можем ли мы сказать, что это был блуд?

С точки зрения Церкви — это была жизнь вне брака. Другой вопрос, что эта верность засчитывается в доброе намерение, благое пожелание заключить в будущем брак. Но в целом, это была все-таки жизнь вне брака.

Я считаю, что церковное бракосочетание это не начало брачной жизни. это некое свидетельство церкви о том, что эти люди действительно любят друг друга и некая молитва церкви о том, чтобы брак был наполнен не только человеческой любовью, но еще и был благословлен. Хотя для меня это всегда было большой проблемой, потому что я считаю такой подход магическим. Дух Божий, он дышит, где хочет, и для Господа совершенно не важно, венчанный брак, или нет. Это важно для нас, но важно только для тех людей, кто верой живут. А если они верой не живут, но тем не менее обвенчаны, то для них в этом тоже нет никакого смысла. Для меня совместная жизнь двух людей, которые любят друг друга — это настоящая любовь. А если она проявляется между двумя лицами одного пола — по большому счету для меня это тоже не является проблемой. Любовь может быть и вне пола.

Есть же определенный замысел Бога в отношении человеческих отношений.

Да, вы мне сейчас скажете, что Господь сотворил мужчину и женщину и сказал им плодитесь и размножайтесь. Да, это классика, и это великая задумка Творца, чтобы две половины одного человека — мужчина и женщина — тянулись друг к другу и друг дружку дополняли. И действительно становились одним единым целым. Но тем не менее я скажу, пусть кому-то это покажется и крамольным, что жизнь вносит свои коррективы. Я просто знаю девочек, которых благословил епископ Алексий и могу сказать, что у них настоящая и чистая любовь. Там нет ни капли похоти.

Я понимаю Ваши эмоции. Но можем ли мы эмоции ставить выше Слова Божьего? Вот в чем проблема.

Это не с точки зрения эмоций, а с точки зрения принятия данного факта просто таким, какой он есть.

Есть реальность греха. Давайте тогда принимать в церковь нераскаявшихся пьяниц и наркоманов.

А мы так и делаем! Принимаем пьяниц и наркоманов! Более того, они в этой церкви живут и очень хорошо себя в ней чувствуют. Есть понятие общины. Она может быть из 10, или 50 человек, а бывает из 10 000 — тогда люди могут никогда дважды в одном храме и не встретиться. Я понимаю, что вы хотите сказать. Вы хотите меня спросить: „А не является ли вся ваша деятельность такой вот формой эмоциональной экзальтированности. а не проще ли взять и мягко объяснить людям и работать не изменяя Священному Преданию?“. Да нет, ничего похожего на самом деле. У нас тоже есть сомнения и это добрый знак. Тем не менее, я общался людьми, которые профессионально занимаются изучением гомосексуалности. Многие из них не считают его каким-то изъяном, или патологией.

Однако, есть специалисты, которые считают совершенно иначе.

Есть и такие и их тоже не мало. Но наука не дает четкого определения, что такое гомосексуалность и каково её происхождение. И я не уверен, что человека с такими наклонностями нужно менять. Не всякий психолог согласится с тем, что если ломать человека, даже ласково, то из этого выйдет толк.

Что для вас важнее: мнение Библии, или психиатры?

Для нас важнее человек.

Но для христианина на первом месте должен быть Бог, не так ли?

Это одно и то же. Если ты говоришь, что любишь Бога, а брата своего ненавидишь, то ты — лжец.

С точки зрения консервативных христиан, сказать человеку о грехе, чтобы тот был спасен — есть проявление любви. И, соответственно, сентиментальность, которая гладит грешника по головке и говорит ему „все нормально“, после чего человек идет в ад — есть форма ненависти.

Я не являюсь адептом какой-то традиционной богословской школы. Если мы будем рассматривать это с той точки зрения, как это было всегда, то я должен сказать, что это было исключительно на бумаге. Потому что гомосексуальность и церковь это две вещи, идущие за руку просто на протяжении всей истории. В церкви всегда было достаточно много гомосексуалов. Говорить то можно много, но история церкви говорит нам совершенно о другом. Но дело не в этом, я не оправдываю свои какие-то действия тем, что это было всегда в церкви. Но в данном случае я не уверен, что это — грех. Все эти люди, они очень разные. Это особенность их психики, это особенность их физиологии.

Как пастырь я вижу, что если я буду человека заставлять воздерживаться и ломать его — то это будет неправильно. Библия говорит только о добровольных скопцах ради Бога. И я не имею права навязывать воздержание человеку с нетрадиционными наклонностями. С другой стороны я не буду спешить благословлять и однополые браки, так как не сторонник скороспелых венчаний. Да, я противоречу традиционным богословским школам и это понимаю. Но я нахожу для себя оправдание в словах Христа. Все, что я делаю, я делаю для того, чтобы этих людей привести ко Христу. Мы наделаем кучу ошибок, нас многие будут осуждать. Но мне кажется, что нас к этому призвал Бог, и это не просто эксперимент.

Беседовал Павел Левушкан
Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *